ты мое мясо, стайлз
на роль человека с трудной мужской судьбой претендую всё–таки я
во-1, мой цветочек дмитрий борисович радует, как обычно


во-2, седьмого числа исполнилось десять лет со дня смерти татьяны бек
и если об этом забыла даже я, то вы и подавно

***
Разглядывать, от счастья трепеща,
Парк неопрятный со следами бури,
Балкон в плаще из дикого плюща
И вывеску с огромным хачапури.

В чужом укладе чудится покой
И что-то обнадеживает резко...
О, в домике,
парящем над рекой,
Линялая, как знамя, занавеска!

И в тупике, где ни одна душа,
Где ни одна собака не знакома,
Где ветер плачет, крону вороша,
Но тополь спит с улыбкой алкаша, -
Да, в тупике! -
казалась хороша
Мне жизнь моя, безвыходная дома.

***
От косынки до маминых бот
Я какая-то злая старуха!
Сердце бьется, как рыба об лед,
Безутешно, неровно и глухо.

Ничего... проживу... не впервой.
Даже улица пахнет вокзалом!
Чемоданами, пеной пивной,
Паровозным гудком запоздалым.

Я опять не о том говорю.
Я твой город замажу на карте!
Ничего... заживет к январю...
Только снова измучает в марте.

***
Куча листьев, лопата и грабли.
Можно кислые яблоки грызть.
- Ты любил меня? -
Скажет: - Ни капли!
- А полюбишь? -
Ответит: - Ни в жисть!

Все равно не умру! Не надейся.
В этом мире я слишком своя,
Чтобы взять и предать соловья,
Плач лягушек и бред мелколесья.

Так прекрасен на грядке скворец,
Что печаль моя - бесится с жиру.
Равнодушие к "внешнему миру" -
Срам, и пошлость, и грех, наконец.

***
Далеко, за кустами жасмина
Юность, темная, как мезозой, -
Где на все наши "вольно" и "смирно"
Отвечала я страшной грозой, -

Так боялась вмешательства.
(То есть -
Посяганий, советов, облав).
...Я не знала, что главная доблесть -
Сохраниться, с людьми не порвав.

***
От няниных вечерних "Жили-были"
Тянуло дымом зимних деревень...
Зачем меня так рано раздробили,
Разъяли на тщеславие и лень?

Как зелень, пробуравившая камни,
Враждой и осторожностью больна,
Я безобразной стала:
бог не дал мне
Ни нежности, ни желчности сполна.

***
Одинокая дачная тишь.
До шоссе - полтора километра.
И живешь, и по-птичьи свистишь,
Одичавши от чистого ветра!

..Но кругом - городской балаган,
Где мутит от нечистого духа,
Где болван тарахтит в барабан:
Мол, отличная, братцы, житуха!

Я отсюда уйти не смогу,
Потому и скучаю, скучаю...

О деревня, по горло в снегу,
И собаки на каждом шагу,
И баранки к остывшему чаю!

***
Боже! Самодовольные рожи,
Как вы цедите жизнь из ковша,
Знать не зная, что боль - это дрожжи,
На которых восходит душа.

Даже ливень, хлеставший без краю,
Вы собрали в хозяйственный таз.
...Понимаете:
я умираю
От стыда, что похожа на вас!

***
Настоящей жизни свет
Очень прост и даже скуден.
Вечно я рвалась из буден
В праздники, которых - нет,

И презрительно звала
Лишь
черновиком, разбегом
Эту жизнь под серым снегом,
Эти серые дела.

А теперь смотрю назад
И от зависти бледнею:
Боже!
Неприметный сад,
Где белье среди ветвей,
Молодостью был моей,
Лучшею порой моею...

Проморгала - о печаль! -
Проглядела, глядя вдаль.

***
Пожелтел и насупился мир.
У деревьев осенняя стать.
Юность я износила до дыр,
Но привыкла - и жалко снимать.

Я потуже платок завяжу,
Оглянусь и подумаю,
что
Хоть немного еще похожу
В этом стареньком тесном пальто.

@темы: поэтический минимум, цитирую